Музей прикладного искусства
Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии
им. А. Л. Штиглица

на главную | о музее | временные выставки | фонды | лица музея | публикации | новости | контакты

 

Г.А. Власова главный хранитель Музея прикладного искусства СПГХПА им. А.Л. Штиглица заслуженный работник культуры РФ

Центральное училище технического рисования барона Штиглица - школа мастерства.

На втором этаже в рекреации Академии к юбилейным торжествам, посвященным 200-летию со дня рождения барона Александра Людвиговича Штиглица (1814-1884), была развернута выставка, представляющая историю Центрального училища технического рисования в фотографиях. Экспозиция, организованная Музеем прикладного искусства Академии, раскрывает основные этапы становления художественно-промышленного образования в России, показывает тех людей, с чьими именами и благородными деяниями связан этот путь. История Художественно-промышленной академии началась в 1876 году, когда А.Л. Штиглиц пожертвовал один миллион рублей на создание в Петербурге Училища технического рисования, которое должно было готовить квалифицированных специалистов для художественной промышленности. Пятого ноября 1877 года император Александр II утвердил Устав вновь образованного учебного заведения. В третьем параграфе Устава значилось, что Училище находится в ведении Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов.1 По рекомендации барона А.Л. Штиглица и его зятя сенатора А.А. Половцова Департамент назначил 31 декабря 1877 года директором Училища известного архитектора, академика и профессора М.Е. Месмахера (1842-1906), который до этого руководил классом композиции в Рисовальной школе Общества поощрения художеств.2 Начатые в России в 1860-1870-е годы реформы дали мощный толчок экономическому развитию страны, вступившей на путь капиталистической индустриализации. Правительство отчасти поощряло частное предпринимательство и частную инициативу, но до тех пор, пока это не затрагивало интересов самодержавия. Предвидя подобную опасность, министр финансов Н.Х. Бунге (1881-1886) критиковал чрезмерное вмешательство государства в экономику страны.. Это вмешательство, по его мнению, проявлялось «иногда в столь прискорбных формах, что люди благонамеренные начали снова вопить о надзоре и контроле со стороны государства и даже о замене государственною деятельность частной… Кажется, невозможно идти далее, если не допустить, что государству следует пахать, сеять и жать, писать повести и романы и подвизаться на поприще искусств и науки».3 В этот период остро ощущается недостаток художественных учебных заведений, которые готовили бы широко образованных специалистов для промышленности. Ремесленные школы и училища, такие как художественно-ремесленная мастерская золото-серебряного дела в селе Большое Красное Костромской губернии, Тульская художественно-ремесленная мастерская, Иваново-Вознесенская школа колористов, возникшие в местах традиционных художественных промыслов, были узко специализированными и готовили кадры на местных производств. Воскресные и вечерние классы черчения и рисования, например, Лиговские и Малоохтинские в Петербурге, вечерние курсы технических знаний в Симферополе, предназначались главным образом для повышения квалификации уже работающих рисовальщиков, резчиков, печатников, ювелиров, десятников на строительстве.4 Основная задача Санкт-Петербургского училища технического рисования, заключалась в «обучении ученых рисовальщиков для ремесел и мануфактуры, а также учителей рисования», в содействии развитию художественных способностей в среде рабочих и ремесленников. При создании Училища барона Штиглица был учтен опыт открытых ранее учебных заведений – Строгановского училища в Москве и Рисовальной школы Общества поощрения художеств в Петербурге. «Недостаток всех школ такого типа состоит в том, что учебные предметы преподаются без органической связи между собой как совершенно отдельные науки, которым нет никакого дела до общей задачи. Поэтому курс обучения теряет всякую целостность и сосредоточенность, становится бессвязным, энциклопедическим, внимание и силы учеников рассеиваются, постоянно отвлекаются от главного дела…» - отмечалось еще в 1877 году в процессе обсуждения учебных программ и планов ЦУТР.5 Штиглиц и Половцев не ошиблись в выборе директора Училища. Максимилиан Егорович Месмахер был «строителем и организатором, с кипучим темпераментом, неукротимо работоспособностью, прекрасный художник и практик, бескорыстный до наивности. Его стараниями быстро выросло здание школы, создан музей… Работа для школы, по ее созданию вытеснила его личную жизнь и стала для него всем», - писала в своих воспоминаниях выпускница ЦУТР скульптор А.Л. Манизер.6 Выпускник Академии художеств, блестяще образованный архитектор М.Е. Месмахер прекрасно владел приемами и стилями минувших эпох. Талант выдвинул его в число ведущих мастеров периода историзма, когда во главу угла ставился принцип «умного выбора» как нового, отличного от классического метода творчества. Максимилиан Егорович виртуозно владел приемами использования исторических стилей при проектировании и камерного интерьера, и грандиозного великокняжеского дворца, великолепно знал новейшие строительные материалы и технологии. Открытие Училища технического рисования и его музея состоялось 29 декабря 1881 года. Проработав около сорока лет, ЦУТР оставило значительный след в истории отечественного искусства и культуры. Оно воспитало плеяду талантливых мастеров прикладного искусства и педагогов, специалистов, получивших серьезную художественную подготовку, владеющих технологиями производства и способных к самостоятельной творческой работе. Среди учащихся особой популярностью пользовался класс акварели, в котором преподавал сам М.Е. Месмахер. Акварели, выполненные под его руководством, отличались мастерской лепкой форм, тонким колоритом, силой и чистотой тона, хотя известный критик В.В. Стасов отмечал в них некоторую зависимость от манеры самого мастера.7 Позднее в классе акварели преподавали архитектор А.А. Парланд и М.П. Клодт. В 1903 году помощником Парланда был назначен выпускник ЦУТР П.И. Долгов. «Берите краски в полную силу. Впуская их одна в другую, обильно используйте воду, но сохраняйте при этом свежесть положенного тона и добивайтесь правдивости и точности срисованных предметов» - призывал учеников Долгов.8 Для постановок использовали экспонаты богатейшего собрания Музея Училища. На выставке в рекреации Академии представлены постеры с акварелей, выполненных воспитанниками ЦУТР в 1880-1910-х годах. Многие выпускники Училища не теряли связь с alma mater. Значителен их вклад и в отечественное художественно-промышленное образование. Они преподавали в специальных классах и руководили мастерскими не только в ЦУТР и его филиалах, но во многих других учебных заведениях – Боголюбовском рисовальном училище в Саратове, Рисовальной школе в Иваново-Вознесенске, Псковской художественно-промышленной школе Н.Ф. Фан-дер –Флита, училище при Петроградской Евангелической церкви Св. Петра, Художественно-промышленной мастерской Общества попечения о детях в Ростове-на-Дону. Часто они совмещали педагогическую деятельность с творческой работой. Так Н.Д. Алексеев, чья работа показана на выставке, с 1890 по 1915 годы преподавал рисование и черчение в Начальной школе училища. Одновременно он преподавал эти дисциплины и в Петербургской пиротехнической артиллерийской школе. Выпускник 1893 года ,Ю.И. Яункальнин вел занятия в классе рисования живых цветов ЦУТР, руководил «классом рисования по ткацкому и ситценабивному делу», а также преподавал в Николаевском женском училище. Известно, что Яункальнин в 1912 году принимал участие в работе Международного съезда учителей рисования в Дрездене. По инициативе члена Совета училища, председателя Императорской археологической комиссии, зятя Н.М. и А.А. Половцовых, графа А.А. Бобринского с 1896 по 1914 годы издавались «Сборники классных работ», сыгравшие важную методическую роль в преподавании специальных художественных дисциплин. В целях рекламы и популяризации достижений ЦУТР на отчетные выставки работ воспитанников училища, проходившие в Большом выставочном зале 25 декабря и 25 мая, приглашались представители различных фирм, мастерских, производители и предприниматели. В 1897-1898 годах с выставок были куплены 142 работы на сумму 2096 рублей.9 В том же году несколько работ учеников, выполненных в «классе рисования по ткацкому и ситценабивному делу», ст али собственностью Товарищества Царскосельской обойной мануфактуры и послужили образцами для изготовления обоев. В 1903 году императрица Александра Федоровна приобрела одну из акварелей Рудольфа Вильде. Рисунки и акварели с изображением цветов неизменно получали высокую оценку петербургской критики и коллекционеров. В конце 1890-х годов учащиеся ЦУТР начали проходить практику на промышленных предприятиях, таких, к примеру, как Прохоровская Трехгорная мануфактура в Москве, мебельная фабрика Ф. Мельцера, Императорский фарфоровый и стеклянный заводы, ювелирная фирма К. Фаберже в Петербурге. Многие выпускники училища возвращались на производства и мастерские уже в качестве дипломированных специалистов. Примером может служить творческая биография Р. Вильде. В 1905 году он поступил на должность рисовальщика-композитора ИФЗ и трудился на этом прославленном предприятии до 1938 года. Через год он уже руководил живописной и шлифовальной мастерскими Фарфорового и Стекольного заводов. С 1918 по 1923 год художник выполнил большое количество эскизов и росписей знаменитого советского агитационного фарфора. В 1925 году к нему пришло международное признание. На Парижской выставке декоративно-прикладного искусства произведения Вильде были отмечены медалью. Сегодня декоративные вазы, блюда, пласты этого мастера хранятся в крупнейших музеях России. На ИФЗ, кроме Р. Вильде, работали выпускники ЦУТР Э. Кремер, М. Куллер, А. Зонне, Э. Кордес, В. Воронецкая, М. Рафаэль и А. Лапшин. Постеры акварелей некоторых из них показы на выставке, посвященной 200-летию со дня рождения барона А.Л. Штиглица. Выпускники ЦУТР своей высокой квалификацией и широкими познаниями в истории художественных стилей преумножали славу всемирно известной фирмы Карла Фаберже. У легендарного ювелира трудились чеканщиками, литейщиками, эмальерами, рисовальщиками, монтировщиками И. Либерг, Е. Якобсон, О. Май, Г. Курц, Б. Скильтер, В. Зуев, Л. Стрих, М. Мусселиус и другие. А в московской ювелирной мастерской Павла Овчинникова проекты украшений делал выпускник ЦУТР А. Миненко. На Прохоровской Трехгорной мануфактуре начал свою самостоятельную работу выпускник 1897 года Оскар Грюн. Им были созданы в 1920-е годы эскизы агитационных тканей. В 1922-1929 годах Грюн преподавал композицию на текстильном факультете Высшего художественно-технического института в Москве. После пенсионерской поездки в Германию, Англию, Францию, Италию в 1902 году на «Трехгорку» пришел Эрнест Кверфельдт. В Москве на производстве Товарищества ситценабивной мануфактуры «Эмиль Циндель» разрабатывал текстильные узоры Евгений Кузнецов, успешно закончивший в 1910 году «класс рисования по ткацкому и ситценабивному делу». Неоценим вклад выпускников Училища барона Штиглица в формирование латышской, эстонской художественных национальных школ конца XIX - начала Xxвеков. Из-за отсутствия местных учебных заведений несколько поколей прибалтийских художников получали образование в Петербурге. В ЦУТР учились будущие известные скульпторы Г. Шкильтерс, Т. Залькалн, Б. Дзенис, первые профессиональные сценографы Я. Куга, П. Кундзиньш, А. Циммерманис, Э. Витолс, мастера прикладного искусства Ю. Мадерниекс, Р. Пельше, К. Бренцен, Х. Кузик. Воспоминания художников К. Петрова-Водкина, П. Бучкина, А. Рылова, И. Павлова, В. Сварога, А. Остроумовой-Лебедевой о годах учебы в Училище Штиглица наполнены благодарностью и любовью к alma mater и ее Музею. Не случайно музейной работе посвятил себя выпускник ЦУТР Э. К. Кверфельд. С 1908 по 1924 год он был хранителем собрания Художественно-промышленного музея училища, а затем работал в Эрмитаже, который не покинул даже в страшные годы блокады. Доктор искусствоведения, профессор Кверфельдт написал более сорока научных работ, посвященных истории художественных ремесел не только Западной Европы и России, но и Востока. В 1946 году он помогал воссоздавать Музей прикладного искусства Ленинградского художественно-промышленного училища. В экспозиции выставки на фотографиях оживает история нашего учебного заведения, которая словно мост, переброшенный временем между прошлым и будущим. Когда сотрудники музея собирали материал к этой выставке, то думали в первую очередь о том, что он должен быть интересен студентам Академии. Им есть кем и чем гордиться, обучаясь в прославленных стенах Центрального училища технического рисования барона Штиглица – Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной – Санкт-Петербургской государственной художествено-промышленной академии им. А.Л. Штиглица. 1 Устав Санкт-Петербургского центрального училища технического рисования барона Штиглица. СПб., 1878. С.4. 2 РГИА. Ф.1091. Оп. 1. Д. 4. Рескрипты Марии Федоровны и великого князя Алексея Александровича барону Александру Людвиговичу по поводу открытия на его средства Высшего училища технического рисования. 1876-1878. Л. 17. 3 Б. Ананьич. Проблемы российского реформаторства // Знание – сила. 1992, № 2. С. 81, 82. 4 М.П. Степанов. Среднее и низшее художественно-промышленное образование в дореволюционной России. Автореферат на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 1971. С. 11, 12. 5 РГИА. Ф. 790. Оп. 1. Д. 166. Л. 13. 6 А.Л. Манизер. Чем юность богата. Л., 1929. С. 21. 7 В.В. Стасов. Статьи и заметки. М., 1954, т. 5. С. 16. 8 М. Климов. Василий Семенович Сварог. 1883-1946. М., 1952. С.5. 9 Отчет о состоянии и деятельности Центрального училища технического рисования барона Штиглица и его отделений за 1897-1898 учебный год. СПб., 1899. С. 10.