Музей прикладного искусства
Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии
им. А. Л. Штиглица

на главную | о музее | временные выставки | фонды | лица музея | публикации | новости | контакты

 

Г.Е.Прохоренко "Александр Половцов - старший. Исторический портрет"

Неоднозначная и во многом противоречивая личность Половцова –представителя административно-бюрократического аппарата времен правления Александра III, монархиста и ретрограда, издателя и мецената - всегда вызывала интерес историков. Но неизменно на периферии научных исследований, посвященных российской истории второй половины XIX – начала XX в., оставалась еще одна грань личности Половцова - крупного петербургского библиофила, коллекционера и знатока искусства, тогда как именно с этой направленностью его интересов неразрывно связана история создания и становления Центрального училища технического рисования барона Штиглица. Не умаляя заслуг барона А.Л. Штиглица и значения его финансовых вложений при создании училища, необходимо подчеркнуть, что главными инициаторами этого, как сказали бы сегодня, проекта российской культуры стали его близкие - приемная дочь Надежда Михайловна Юнина (1843 – 1908) и, в особенности, ее муж – Александр Александрович Половцов (1832 – 1909).

А.А. Половцов родился в дворянской семье, не отличавшейся знатностью и богатством 1 . Отец его Александр Андреевич имел в Лужском уезде С.-Петербургской губернии родовое имение. С 1840 г. он служил чиновником в I департаменте Сената, позднее, в конце 1850-х гг., перешел в Министерство государственных имуществ, был членом Совета министра. Мать - Аграфена Федоровна Татищева - была дочерью участника Отечественной войны 1812 года Ф.В. Татищева 2. Получив образование в Училище правоведения в Петербурге, А.А. Половцов начал свою профессиональную деятельность в 1851 г. и сделал блистательную карьеру, пройдя путь от рядового служащего Сената до государственного секретаря, члена Государственного Совета и статс - секретаря императора Александра III. В 1861 г. 29 – летний А.А. Половцов женился на 17 – летней приемной дочери, а точнее, воспитаннице барона А.Л. Штиглица Надежде Михайловне Юниной 3. Согласно семейной легенде, она была внебрачной дочерью великого князя Михаила Павловича и некой фрейлины «К» и передана на воспитание в бездетную семью барона Штиглица в июне 1843 г. 4

Женитьба на воспитаннице придворного банкира, одного из самых богатых людей России, стала для Половцова судьбоносной. С самого начала вокруг этой женитьбы ходило много слухов и складывалось немало легенд. Можно предположить, что барон Штиглиц не был в восторге от этого союза. Возможно, ему как-то иначе виделось будущее его воспитанницы. Как бы то ни было, но с самых первых дней молодая семья доказывала свое право на существование и строила свою жизнь самостоятельно – жила в съемной квартире, не пользовалась загородным домом барона Штиглица на Каменном острове, а снимала отдельное строение (дачу Флингофа) неподалеку от дачи барона. Некоторую ясность в эту весьма туманную картину внес сам Половцов в дневниковой записи за 3 апреля 1861 года, сделанной ровно через два месяца после свадьбы. На предложение некоего господина купить дом, Половцов с нескрываемой иронией напишет: «…если бы он знал, что сегодня 3 число, а за уплатой ежемесячных расходов у меня на хозяйство остается на целый месяц 100 р., презабавно как люди ошибаются, мою жену считая миллионершей, а нам еле-еле есть чем жить прилично. 15 т. на той ноге как поставлен весь наш дом ужасно мало…» И далее зачеркнуто рукой Половцова: «…да авось справимся» 5 И ведь справились! Но это было гораздо позже. А до этого в течении двадцати лет нужно было доказывать обществу искренность своих чувств и твердость убеждений.

После смерти барона А.Л. Штиглица в 1884 году Надежда Михайловна стала одной из главных, но не единственной наследницей его многомиллионного состояния 6 . По свидетельству самого Половцова, доля его супруги составляла сумму в 16 – 17 миллионов рублей. Это наследство и связи придворного банкира, помноженные на природный ум и образованность, обеспечило Половцову не только быстрый подъем по карьерной лестнице, но и близость к высшим слоям общества. Половцов дружил с великими князьями Владимиром Александровичем и Алексеем Александровичем, общался на равных с обер-прокурором Синода К.П. Победоносцевым, был очень близок к наследнику престола, будущему императору Александру III.

Страстный коллекционер и тонкий знаток произведений прикладного искусства сумел убедить барона А.Л. Штиглица в необходимости создания художественно-промышленного учебного заведения, способного готовить «ученых рисовальщиков» для развивающейся промышленности России. Как представитель просвещенного сословия он прекрасно понимал, от чего зависит грядущее страны, ее благоденствие и процветание. «Россия будет счастливой, - писал Половцов в 1875 г., - когда купцы будут жертвовать деньги на учение и учебные цели без надежды получить медаль на шею…» 7.

Половцов во всех отношениях был незаурядной личностью. В нем сочетались качества романтика, влюбленного в искусство, и искушенного царедворца. Современники, отмечая его надменность и непомерное честолюбие, отзывались о нем как о человеке «несомненно умном», «толковом», «хорошем администраторе, обладавшем государственным умом». В начале 1883 г. произошло очень важное для карьеры Половцова назначение – он получил должность государственного секретаря и одновременно звание статс-секретаря императора Александра III. На этом посту Половцов провел больше девяти лет, до середины 1892 г. Это был период наиболее активной деятельности на ниве государственного управления. Ввиду того, что председателем Государственного Совета в это время был дядя императора - великий князь Михаил Николаевич, не имевший никакого влияния на своего племянника и даже боявшийся его - Половцов играл в делах Государственного Совета главную роль.

В середине 1892 г. Половцов был назначен членом Государственного Совета и оставался им вплоть до самой смерти в 1909 г. Его опыт политика был востребован российским государством, вступавшим в новый век и в новую фазу своего развития. Так в 1902 г. он стал членом Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности, а в 1905 – 1906 гг. участвовал в совещаниях по разработке учреждения Государственной Думы и реорганизации Государственного Совета в ее Верхнюю палату.

Не слишком преуспел А.А. Половцов, как и многие другие представители дворянства, только в промышленно – финансовой деятельности. Семья Половцовых была наиболее крупными акционерами Невской бумагопрядильной мануфактуры и Невской ниточкой фабрики в Петербурге, а также Кренгольмской мануфактуры в Нарве, доставшихся им в наследство от барона А.Л. Штиглица. Кроме того, еще в 1883 г. А.А. Половцов приобрел на имя жены Богословский горный округ в Верхнетурском уезде Пермской губернии. Там в 1894 г. был построен крупнейший на Урале металлургический завод, названный в честь Н.М. Половцовой Надежденским. Этот завод положил основание городу Надеждинску (в настоящее время город Серов Свердловской области). В 1895 г. было создано Богословское акционерное общество, основная часть паев которого принадлежала семье Половцовых. Дела акционерного общества, видимо, шли не совсем гладко. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1896 г. Половцов предпринял попытку поддержать свое предприятие за счет средств из неприкосновенного капитала, завещанного Шлиглицем училищу технического рисования. Это обстоятельство не могло не вызвать возмущение и сопротивление директора школы М.Е. Месмахера. Разгоревшийся конфликт закончился увольнением последнего со службы. Половцову, видимо, стал неудобен несговорчивый и строптивый директор. 8 Современники не слишком высоко оценивали деятельность Половцова на промышленном поприще. «Половцов … умудрился сделать так,- писал в своих воспоминаниях министр финансов С.Ю. Витте, - что когда он … умер, то наследникам его осталось самое ограниченное состояние в несколько миллионов рублей… а все остальной было уничтожено. Говорю «уничтожено», а не проедено, потому что хотя он жил широко, но все-таки совсем не на столько широко, чтобы можно было прожить такое громадное состояние. Все время он занимался различными аферами: продавал, покупал, спекулировал и доспекулировался до того, что почти все состояние своей жены проспекулировал» 9.

Возможно, что со стороны именно так и выглядела деятельность Половцова – промышленника и, в особенности, коллекционера, и практичный С.Ю. Витте небезосновательно обвинял его в расточительности. Но думается, что не совсем правильно оценивать такую сложную личность только в одном аспекте, не учитывая широты его интересов, выходящих далеко за узкие рамки профессиональной деятельности. Половцов был настоящим любителем книги, годами формировавшем личную библиотеку в соответствии со своим вкусами и пристрастиями. Основой его собрания послужила коллекция книг (все книги, изданные до 1830 года, в основном, по искусству), завещанная ему другом юности графом Н.А. Кушелевым-Безбородко, умершем в Ницце весной 1862 г. 10. В том же 1862 г. библиотека Половцова пополнилась подаренными ему наследником сенатора В.П. Зубкова 11 книгами по праву и социальным наукам, и стала насчитывать уже около 12 тысяч томов 12.

Никогда не занимаясь литературным творчеством и не испытывая, в отличие от многих своих современников, тяги к писательской деятельности, Половцов на протяжении десятилетий вел дневник. Этому виду своей деятельности он дал весьма интересную оценку: «Я пишу не исторические, государственные мемуары, а записки обыкновенного человека, живущего в обыкновенное время, среди обыкновенных людей. Я не караю, не пою, а записываю то, что вижу и слышу, в той мысли, что на расстоянии нескольких лет будет занимательно и небесполезно знать подробности лиц и событий меня окружающих»13 .

Возможно, что в ту пору, когда писались эти строки, в 1864 г., их автор – зять придворного банкира, одного из богатейших людей своего времени - искренне считал свое время, себя и свое окружение обыкновенными. Как бы то ни было, но именно дневник стал для его автор своеобразной отдушиной, которой доверялись сокровенные мысли, чаяния и надежды. На этом поприще Половцов проявил себя незаурядным мемуаристом - события своей, как мы теперь понимаем, необыкновенной жизни и наиболее яркие впечатления описывал живо и образно, зачастую давая довольно хлесткие характеристики персонажам, с которыми его сталкивала жизнь и событиям, свидетелем или участником которых он являлся. Иногда автор, не взирая на свой возраст и социальный статус, не мог удержаться, чтобы не поделиться с дневником обычными великосветскими сплетнями 14 . На станицах дневника словно оживает великое множество реальных персонажей, емко и зримо вырисовывается своеобразный «портрет» той необыкновенной переломной исторической эпохи. Этот многолетний (Половцов вел дневник на протяжении семи десятилетий!) и многотомный труд (Дневниковые рукописные записи составляют более 70 единиц хранения!) представляет сегодня огромную ценность для изучения истории России второй половины XIX в. – начала XX в. В нем раскрываются не только скрытые механизмы политики и государственного администрирования, но также вырисовывается достоверная картина жизни русской аристократии целой исторической эпохи от Александра II до Николая II.

Начертанная еще совсем юным Половцовым на самой первой странице дневника крылатая латинская фраза «Verba volant, scripta manent» 15 , стала для него своеобразным девизом. Она отражает принципиальную позицию человека той далекой эпохи, стремившегося осмыслить свое место в мире и запечатлеть свое непростое время. Думается, что именно в этом аспекте необходимо рассматривать общественную и, в особенности, издательскую деятельность Половцова.

В 1865 г. по инициативе Половцова было создано Русское историческое общество, значение которого для отечественной исторической науки трудно переоценить. Главная цель его заключалась в поиске и публикации документов по истории России. 19 октября 1866 г. был избран Совет Общества, председателем которого стал князь П.А. Вяземский, а секретарем А.А. Половцов. В 1879 г. Половцов занял пост председателя и оставался в этой должности на протяжении всей своей жизни. Общество привлекало к работе многих крупных ученых России – С.М Соловьева, В.О. Ключевского, Н.И. Костомарова, И.Е. Забелина и др. За период руководства А.А. Половцова, с 1866 по 1909 г. было издано 128 томов «Сборников исторического общества», содержащих множество важнейших документов по истории России. Издание сборников осуществлялось как на государственные средства (450 тысяч рублей), так и на личные деньги Половцова (190 тысяч рублей). Большая работа была проделана обществом по изданию дипломатических документов, относящихся к российской истории и хранящихся в лондонских, венских, парижских и других зарубежных архивах. Все публикации Русского исторического общества и сегодня имеют огромное значение для отечественной исторической науки.

Огромная заслуга А.А. Половцова перед российской исторической наукой состоит еще и в том, что им на собственные средства было осуществлено издание энциклопедии выдающихся деятелей России – «Русский биографический словарь». Всего за период с 1896 по 1918 г. было издано 25 томов, но издание осталось незаконченным. При отборе государственных и политических деятелей, писателей и художников для словаря был положен принцип включения в словарь лишь лиц к тому времени уже умерших. Это справочное издание и сегодня имеет большую практическую ценность, так как содержит достоверные сведения о жизни и деятельности множества людей, внесших значительный вклад в развитие России.

Еще одна грань личности А.А. Половцова раскрывается благодаря его увлечению художественным коллекционированием. Это было не просто модное хобби богатого сановника и капиталиста. Любовь к искусству и собирательство были глубокой душевной потребностью и настоящей страстью Половцова. «Я понимаю как можно легко пристраститься, - писал он еще в 1862 г. - к чему-либо как, например, картины, бронзы, мраморы, фарфор, первое время после нашей свадьбы я искал фарфоровые вещи для жены моей, которая их очень любит, теперь начинаю сам чувствовать слабость к фарфору и даже увлекаться иногда покупкою больше чем следует» 16. Благодаря этому увлечению он проникся проблемами художественного ремесла, осознал факт явного отставания отечественного прикладного искусства от западноевропейского, одной из причин которого виделась ему в недостаточно развитом российском художественно-промышленном образовании, осознал высокую воспитательную миссию художественных собраний. Как о серьезном собирателе предметов искусства Половцов заявил о себе именно в 1862 г. Он очень быстро вошел в круг петербургских коллекционеров, а торговцы древностями видели в нем очень выгодного клиента. Дневниковые записи за этот год полны заметок о посещении и приеме у себя дома антикваров, предлагающих интересные коллекции 17 , о просмотре различных собраний, о покупке за границей старинной мебели 18 .

На самом первом этапе своего увлечения коллекционированием чета Половцовых снискала уважение серьезных знатоков искусства в своей семье. Об этом свидетельствует тот факт, что по просьбе барона и баронессы Штиглиц 19 они подыскивали произведения прикладного искусства для убранства их нового дома на Английской набережной 20 . Это была прекрасная возможность проверить свои знания на практике. При этом следует заметить, что Половцова – коллекционера в первую очередь привлекали старинные предметы с интересным и достоверным провенансом (от англ. provenance – происхождение, источник). Так, например, летом 1862 г. он купил для Штиглица четыре японские вазы бледно зеленоватого цвета с рельефными изображениями цветов, насекомых и птиц, согласно легенде, принадлежавшие французской королеве Марии - Антуанетте 21. Тогда же Половцов активно пополняет художественными предметами свое личное собрание. О некоторых приобретениях, видимо, особенно выгодных, как, например, покупка севрской вазы XVIII в. за 200 рублей (при ее рыночной цене в три тысячи) он не преминул сделать запись в дневнике 22 . В 1863 г. А.А. Половцов заложил основу своего будущего собрания ковров, приобретя шесть великолепных гобеленов «История императора Константина», выполненных по картонам П.-П. Рубенса на мануфактуре Гобеленов в 1633 – 1668 гг., являвшихся даром Наполеона императору Александру I 23 .

А.А. Половцов одинаково охотно покупал старинные предметы и западноевропейского, и восточного производства, не жалея средств на приобретение того, что ему нравилось. Он много путешествовал, иногда с женой и детьми. Семья подолгу жили за границей, в частности, «на своей любимой даче St. Roman. С вековыми оливковыми деревьями, чудесными видами с одной стороны на Средиземное море, а с другой стороны величавыми Альпами» 24 , расположенной недалеко от Монте-Карло. Отдыхая и поправляя здоровье, Половцовы непременно посещали различных антикваров. Только за одну летнюю поездку в Европу в 1872 г. он пополнил свое собрание на сумму 17000 рублей 25.

Половцов приобретал не только отдельные произведения, но и целые коллекции. Так, в 1877 г. он купил обширную и очень ценную коллекцию китайского прикладного искусства, собранную А.Г. Влангали (1823 – 1908) – чрезвычайного российского посла в Китае в 1863 – 1869 гг. Часть предметов были очень высокого художественного достоинства и происходила из императорских коллекций26 . Со временем Половцов стал обладателем одного из крупнейших собраний прикладного искусства в Петербурге, а его дом на Большой Морской улице богатством интерьеров и количеством редких вещей напоминал музей. Ничем не выделяющееся из общего ряда здание, фасад которого оформлен в стиле позднего классицизма, поражает роскошью интерьеров, изысканностью их художественного оформления.27 Это кажущееся противоречие - сочетание внешней элегантной строгости и внутренней изысканной роскоши, раскрывает характер владельца здания – человека закрытого, со сложной организацией внутреннего мира, с колоссальными амбициями и большими эстетическими потребностями. В отличие от многих коллекционеров того времени Половцов не стремился к созданию каталога своей коллекции, так как состав ее постоянно менялся. Половцов все время что-то покупал, а что-то продавал или дарил в музей Училища Штиглица, получая удовольствие от самого процесса непрерывного поиска и обновления. Часть личной коллекции Половцова находилась в Петербурге, в доме на Большой Морской улице и на даче на Каменном острове, а часть, и, видимо, довольно значительная, была вывезена за границу. Об этом свидетельствует небольшая заметка в журнале «Старые годы» за 1907 г., в которой анонимный автор с возмущением писал о вывозе огромного числа художественных ценностей за пределы России. В общем ряду «злоумышленников», среди которых можно увидеть имена герцога Лейхтенбергского, графа Шереметева, княгини Кудашевой, фон Дервиза, есть и А.А. Половцов, вывезший за границу «прекрасное собрание картин, бронзы и фарфора». Со всей очевидностью вырисовывается тот испуг революционными событиями 1905 – 1907 гг., который испытали представители высших слоев русского общества, вынудивший их спасать за пределами страны свое «движимое» имущество. Некоторое представление об этой части коллекции А.А. Половцова дает каталог аукциона, состоявшегося в Париже в конце 1909 г., сразу после его смерти 28 . В ее состав входили такие уникальные произведения искусства как ковры, вытканные на знаменитой французской мануфактуре Гобеленов в 1781 г. и составившие известную серию «Времена года», серия ковров под общим названием «Любовь богов», созданная на мануфактуре Бове по картонам Ф. Буше, а также прекрасные собрания китайского, саксонского, севрского фарфора, редкие по красоте эмали и ювелирные изделия из золота и серебра, старинная мебель и др. За эту коллекцию наследники Половцова выручили довольно внушительную сумму, превышающую четыре с половиной миллиона франков 29 .

Постепенно личные коллекционерские интересы А.А. Половцова отошли на второй план - с момента создания Центрального училища технического рисования барона Штиглица в 1876 г. он активно включился в процесс создания учебного заведения и формирования его музея. На протяжении долгих лет Половцов играл роль главного художественного эксперта училища. Не считаясь со своим личным временем и средствами, он без устали разыскивал и приобретал в России и за границей огромное число уникальных произведений прикладного искусства. Можно без преувеличения сказать, что в основном богатейшее собрание музея училища Штиглица, вошедшего со временем в число крупнейших музеев Европы, было создано именно Половцовым. Свидетельством этому служат многочисленные записи в делопроизводстве музея и дневниковые заметки Половцова о длительных заграничных поездках, во время которых совершалось множество ценнейших приобретений. Они изобилуют упоминаниями о просмотрах художественных коллекций, о визитах к антикварам и переговорах с ними о покупке разнообразных произведений искусства для собрания музея.

О том, что двигало этим человеком, что заставляло его неутомимо и последовательно вершить задуманное им дело, сказал сам А.А. Половцов в одном из выступлений на торжественном заседании Совета училища, посвященном очередной годовщине создания учебного заведения: «Пускай не одни дворцы и палаты останутся хранителями предметов, увеселяющих глаз, возвышающих душевное настроение; пускай, напротив, всякое жилище русского труженика и семьи его озарится светлым лучом искусства, требующим не драгоценных материалов, хотя бы изобилующих в нашей стране, но исключительно общедоступного в исполнении гармонического сочетания линий и красок. Такова цель стремлений нашего училища. Достигается ли она? Ответ на это дают соседние залы, наполненные произведениями наших учеников» 30 . Эти слова, сказанные более столетия назад, и сегодня не утратили своего значения. Они раскрывают перед нами истинный, глубинный смысл личности А.А. Половцова, которого в полной мере можно отнести к числу людей, которые ставили общественное благо выше личных интересов.

1 Основоположником рода считается Симеон Половец Белоцерковский – полковник и войсковой писарь, один из сподвижников Богдана Хмельницкого. Казаки Половцы происходили от князей Половцев Сквира – Рожановских, потомков половецкого хана Тугорхана, получившего наделы в Киевской и Черниговской губерниях при великом князе СвятополкеII Изяславиче, женатом на дочери Тугорхана.

2 Подробнее биографию А.А. Половцова см. в кн.: Половцов А.А. Дневник государственного секретаря. М.: Наука, 1966. Т.1. С. 5 -18.

3 В некоторых издания встречается другое написание этой фамилии – «Июни» или «Июнева». Вариант «Юнина» представляется более достоверным, так как именно так эта фамилия написана на надгробии Надежды Михайловны, которая была похоронена в 1908 году в в церкви Святой Троицы, рядом с четой Штиглицев, в г. Нарве под Петербургом.

4 Эти сведения были сообщены издателям книги « Половцов А.А. Дневник государственного секретаря» вдовой старшего сына А.А. и Н.М. Половцовых С.А. Половцовой (урожденной Куницкой). Всего у четы Половцовых было четверо детей: Анна, в замужестве княгиня Оболенская (1862 – 1917), Надежда, в замужестве графиня Бобринская (1863 – 1927), Александр (1867 – 1944), Петр (1874 - 1964).

5 Государственный Архив Российской Федерации (далее – ГАРФ). Ф. 583. Оп. 1. Д.3. С.23.

6 Согласно духовному завещанию Штиглица, крупные денежные суммы к кредитных рублях должны были получить его племянники – дети его покойной сестры Натальи: Эмилия Ивановна Пистоль (урожденная Гардер) – 7 300 000 рублей, Людвиг Иванович Гардер – 1 000 000 рублей, баронесса Наталья Ивановна Икскуль (урожденная Гардер) – 4 200 000 рублей. Крупные суммы - от 100 до 500 тысяч рублей – получили дети племянников, кузены и кузины барона или их наследники. Всего в завещании фигурирует более 60 физических лиц, в том числе, и прислуга – кучера, буфетные, дворники. (См.: ГАРФ. Ф. 583. Оп. 1. Д. 73.)

7 ГАРФ. Ф. 583. Оп. 1. Д. 6. Л. 157.

8 Подробнее см.: Манизер Ал. Чем юность богата. Л., 1929. С. 108 -109.

9 Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т.1. С.181.

10 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. С.225-230.

Николай Александрович Кушелев – Безбородко (1834 – 1862) – граф, выпускник Пажеского корпуса (1852), служил в Кавалергардском полку, почетный член Императорской Академии художеств (1860). Младший (пятый) сын графа Александра Григорьевича Кушелева – Безбородко. Дед – первый граф Григорий Григорьевич Кушелев (1754 – 1883) – генерал-адъютант, адмирал русского флота при Павле I, бабка – Безбородко Любовь Ильинична (1783 – 1809). Ее отец – Илья Андреевич Безбородко – родной брат светлейшего князя Александра Андреевича Безбородко – фаворита Екатерины II.

11 Зубков Василий Петрович (1798 – 1862) – тайный советник, служивший в Московском и позднее в Петербургском Сенате, коллекционер и библиофил, один из образованнейших людей своего времени. После его смерти в 1862 г. библиотека была раздарена различным людям его сыном Владимиром (1828 г.р.), с которым Половцов был знаком по службе в Сенате. Коллекция гравюр, согласно воле владельца, была выставлена на продажу. По отзыву Половцова, наследник, посвятивший себя исключительно Английскому клубу и ничем, кроме карт, не интересующийся не имел ни малейшего представления о ценности отцовской коллекции.

12 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. С.293.

13 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.4. С.120.

14 Например, история отношений наследника престола , будущего Николая II с балериной М. Ксешинской (См.: ГАРФ. Ф. 583. Оп.1. Д.47. С. 9.)

15 ГАРФ. Ф. 583. Оп.1. Д.3. С. 1. Перевод с лат. - «Сказанное улетает, написанное остается».

16 ГАРФ. Ф. 583. Оп.1. Д.3. С. 255 - 256.

17 Так, например, 9 октября Половцова посетил его «деловой» партнер – некий торговец древностями Таниалати, который рассказал о том, что получил предложение от генерала Рудзевича продать его коллекцию картин (около 300 единиц). Половцов далее излагает факты, которые проливают свет на историю этой, а , возможно и других польских коллекций, оказавшихся в России: «Этот генерал был жандармским офицером при Паскевиче, и в Польскую революцию покупал за бесценок, а может быть и даром картины из лучших галерей польских вельмож. » Получив новое назначение на должность губернатора Костромы, генерал счел необходимым продать коллекцию.

18 Во время летней поездки во Францию в 1862 г. Половцов (по подсказке кн. Гагарина) приобрел мебели (2 шкафа, кровать, сундук, стол, 8 кресел и стульев) на 19 тысяч франков. Покупка сделана, видимо, на будущее, т.к. своего дома у Половцовых еще не было. Жила молодая семейная пара в съемной квартире в доме князя Гагарина на Большой Морской улице.

19 А.Л. Штиглиц был женат на Каролине Логиновне Мюллер ( ? - 1874 )

20 Особняк был построен по проекту архитектора А.И. Кракау в 1859 – 1862 гг. Современный адрес дома – Английская набережная, д. 66 – 68. (См.: Пунин А.Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л., 1990. С. 294).

21 Вазы в свое время входили в собрание архитектора О. Монферана, который был обладателем богатейшего собрания художественных произведений – античной скульптуры, керамики, а также великолепной библиотеки. Некоторое представление об этой коллекции позволяет составить каталог: Apercu sur l'art ceramique italien collection de Majolica de Mr. De Montferrant. SPb., 1854. По свидетельству Половцова после смерти архитектора эта коллекция была куплена неким Ушаковым (отставным офицером женатом на купчихе Губиной), «имея надобность в деньгах» Ушаков предложил Половцову купить у него часть вещей (См.: ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. Л.254, 255).

22ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.3. Л.254.

23Согласно архивным данным, гобелены были приобретены Половцовым у сына обер-шенка Толстого (ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д.4. Л.175). Ковры украшали одно из помещений дачи Половцовых на Каменном острове, перестроенной в начале XX в. архитектором И.Фоминым.(см. Лисовский В.Г. Иван Фомин. Л., 1979. С. 48,49.). В настоящее время гобелены хранятся в Государственном Эрмитаже.

24 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д. 69. Л. 198.

25 ГАРФ. Ф.583. Оп.1. Д. 6. Л. 124.

26 Видимо, А.Г. Влангали находился в Пекине во время Тайпинского восстания в 1861 г., которое было подавлено усилиями западноевропейских держав.  В результате  был занят и разрушен знаменитый парк и Летний дворец китайских императоров Юаньминъюань, построенный в XVIII в. европейском стиле для императоров Канси (1622 – 1722) и Цянлуна (1736 – 1795). Дворец был переполнен великолепными произведениями искусства, которые были разграблены и пополнили  антикварный рынок, в огромных количествах  вывозились в Европу, где оседали в домах вельмож и правителей европейских стран (Подробнее см.: Меньшикова Мария. Искусство Китая в коллекциях Половцовых // Наше наследие. № 79 – 80, 2006.)

27 Особняк Половцовых, расположенный по адресу Большая Морская улица д. 52, был приобретен бароном Штиглицем в 1861 г. у гр. С.С. Гагарина в качестве приданного к свадьбе Н.М. Юниной. До этого времени здание неоднократно перестраивалось. Современный облик оно обрело по проекту архитектора А.Х. Пеля в середине 1830-х гг. Внутреннее убранство здания создавалось по проектам разных зодчих – Н.Ф. Брюллова, Л.Х. Маршнера, М.Е. Месмахера в 1870 – 1880 –е гг.  С 1934 г. здание занимает Союз архитекторов Санкт-Петербурга. ( Подробнее см.: Тыжненко Т.Е. Максимилиан Месмахер. Л., 1984.; Житенева Н.В. Особняк А.А. Половцова. Санкт-Петербургский дом Архитектора. С.-Пб., 1997).

28 Catalogue des tres importants bijoux, tableaux anciens et modernes, objets d'art du XVIII-e siecle, ect. Provenant de la collection de M.A. Polovtsoffet et don’t la vente aura lieu a' Paris. 2 – 4 Desembre 1909. – Paris, 1909.

29 Эта цифра известна благодаря тому, что на полях одного из двух экземпляров каталогов аукциона, хранящихся в Научной библиотеке Академии художеств, сделаны карандашные записи о том, за какую сумму продана та или иная вещь. На последней странице этого экземпляра имеется запись об итоговой выручке от продажи коллекции.

30 Журнал торжественного заседания Совета Центрального училища технического рисования барона Штиглица 9 – го Января 1902 г. в день  годовщины последовавшего в 1876 г. Высочайшего повеления о принятии пожертвованного  бароном А.Л. Штиглицем Капитала на учреждение в С.- Петербурге училища технического рисования. СПб., 1903. С. 8.