Музей прикладного искусства
Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии
им. А. Л. Штиглица

на главную | о музее | временные выставки | фонды | лица музея | друзья музея | контакты

 

Фонд текстиля
   

Коллекция текстиля Музея прикладного искусства представляет собой обширное (более 7 000 образцов) и многообразное собрание тканей разных стран и исторических периодов, демонстрирующее всевозможные способы художественного оформления текстильных изделий: узорчатое ткачество, набойка, вышивка шелком и золотное шитье.

Западноевропейское текстильное производство представлено несколькими образцами шелковых тканей, созданных в Италии в конце XV - начале XVI века. Это так называемые «камчатые» ткани и образцы шелкового бархата с гранатовым узором, геральдическим и растительным рисунками. Образцы эти были приобретены специально для музея еще в конце XIX столетия и входили в богатое собрание тканей музея ЦУТР барона Штиглица.

Коллекция французских шелковых тканей XVIII-XIX веков демонстрирует различные по своему назначению ткани – их использовали для изготовления одежды, обивки мебели и украшения интерьера. Примером может служить шелковая ткань, выполненная по эскизу Ф. де Лассаля в 1760-е годы, а также собрание декоративных бархатов XIX века, представляющие собой образцы орнаментики эпохи историзма. Английская художественная текстильная промышленность представлена интересными с художественной и технологической точки зрения жаккардовыми миниатюрами. Лучшие образцы из этой части собрания можно сегодня увидеть в экспозиции музея.


Основу текстильного собрания музея составляют ткани русского производства. Большая часть этой коллекции сформировалась за счет поступлений из Государственного Русского музея в конце 1940-х гг., а также из коллекции Музея института прикладного и декоративного искусства. Это и шелковые брошированные ткани с разнообразными замысловатыми растительными узорами, и образцы парчи XVIII-XIX веков, затканной золотной и серебряной нитью. Дополняет картину развития русской художественной промышленности данного периода небольшая, но интересная коллекция женских народных костюмов: сарафанов, душегрей, епаничек, головных уборов. Неповторимую изысканность и декоративность этим предметам придают многоцветье и узорочье тканей, из которых они сшиты. Тема народного костюма находит продолжение также в одной из крупнейших в России коллекций этнографических кукол, изготовленных в мастерских Сергиева Посада в конце XIX века. Куклы одеты в нарядные костюмы различных народов, населявших территории, которые входили в состав Российской Империи. Одежда кукол довольно точно передает характер костюма каждой народности, его композицию, цветовые соотношения, принцип декорирования. Этого удалось добиться благодаря тому, что для изготовления костюмов использовались увражи Этнографического отдела Румянцевского музея, ткани, кружево и вышивка ручной работы. Большая часть коллекции экспонируется в залах музея.

Значительную часть текстильного собрания занимает обширная коллекция культовых облачений и принадлежностей XIX века, поступивших в музей в 1955 году из Музея истории религии. Сюда входят костюмы священников различных конфессий - служителей буддийского храма, выполненные из шелковых китайских тканей, католические орнаты, и, главное, богослужебные облачения православных священников: саккосы, фелони, стихари, епитрахили, омофоры, палицы и набедренники. Дополняют картину плащаницы, покровы, воздухи, шитые иконы. Драгоценные ткани с разнообразными сложными рисунками, из которых выполнены эти предметы - золотая парча и бархат, обильно затканный золотой и серебряной нитью, золотное шитье, всевозможные типы тесьмы и мишурной бахромы, блестки и дробницы – создают удивительное и ни с чем не сравнимое богатство художественной формы. Все эти предметы, созданные в рамках церковного канона, являются неотъемлемой частью тысячелетней христианской культуры с ее сложной , непонятной непосвященному символикой. В ней особая роль принадлежит золоту, являющемуся в православной религии материальным носителем и символом божественного света. Именно этот глубокий сакральный смысл нужно видеть в использовании драгоценного металла в предметах православного культа и облачений духовных лиц. С некоторыми предметами из этой части коллекции можно ознакомиться в экспозиции музея в зале Теремок.

Часть русского текстильного собрания составляет коллекция русских набивных тканей, дающая достаточно полную картину развития набивного дела в России в XIX-начале XX века: от простых кустарных изделий, выполненных масляной краской, нанесенной на ткань при помощи небольшой печатной доски-штампа «цветки», образцов кубовой и белоземной набойки до высококачественных изделий фабричного производства крупнейших мануфактур Петербурга, Москвы, Иваново-Вознесенска. В коллекцию входят не только отдельные образцы тканей , но и штучные изделия - оригинальные сувенирные платки, выполненные на Прохоровской Трехгорной мануфактуре, яркие и нарядные кашемировые шали и покрывала, созданные в Павловском Посаде в начале XX века.

Предметом гордости музея является одно из самых больших в стране собраний советских набивных тканей, созданных на ситценабивных фабриках Москвы, Ленинграда, Шлиссельбурга в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Ткани из этой коллекции неоднократно экспонировались на различных выставках, посвященных русскому авангарду у нас и за рубежом. Принятый в 1918 году ленинский план монументальной пропаганды открыл новую страницу в истории русского искусства. Первое десятилетие после Великой Октябрьской социалистической революции было ознаменовано расцветом агитационного искусства, и художники, работавшие в области текстиля, ломали привычные, традиционные, наработанные столетиями декоративные нормы. Они восприняли композиционные приемы конструктивизма и супрематизма, нашли новые изобразительные средства для передачи в своих произведениях напряженного пульса времени. Построенный на основе простых геометрических элементов и локальных цветовых сочетаний текстильный орнамент нес в себе глубокую смысловую нагрузку. Эти ткани, к созданию которых были привлечены лучшие художники страны, прославляли великие свершения Октября на баррикадах и полях сражений Гражданской войны, на сельской ниве, в цехах фабрик и заводов. Электрификация, коллективизация, индустриализация страны Советов, спортивные достижения, новая советская символика вдохновляли художников и давали темы для текстильных рисунков этого времени.

Следующий этап развития советского текстиля конца 1930-40-х годов представлен в коллекции музея интересным собранием декоративных жаккардовых тканей, поступивших в 1952 году из московского Музея архитектуры им. А.В.Щусева, большая часть которых была выполнена в мастерских Дворца Советов для украшения интерьеров этого утопического и самого грандиозного в истории советского периода архитектурного замысла. Данные образцы являются ярчайшим примером стиля, который получил название «cталинский ампир». Отличительной чертой этих тканей является четкое симметричное построение крупнораппортных рисунков, в которых традиционный растительный орнамент был заменен гирляндами дубовых и лавровых листьев, драпировками знамен, изображениями орудий, обвитых орденскими и пулеметными лентами, силуэтами кремлевских башен, иной советской символикой. Композиции эти были призваны с пафосом и патетикой демонстрировать величие подвига советского народа.

С конца 1940-х годов, практически с момента воссоздания на базе Центрального училища технического рисования барона А.Л.Штиглица художественно-промышленного учебного заведения, в музее начинает постепенно формироваться коллекция студенческих работ. В нее вошли лучшие курсовые и дипломные работы, созданные на протяжении нескольких десятилетий на кафедре художественного текстиля: жаккардовые ткани, ткани с набивными рисунками, панно, выполненные в технике горячего и холодного батика, ковры ручного ткачества. Эти произведения, являющиеся началом творческого пути многих известных сегодня мастеров прикладного искусства, имеют немаловажное значение не только с точки зрения истории развития школы художественного текстиля Ленинграда-Петербурга. Они чрезвычайно интересны в общем контексте эволюции декоративно-прикладного искусства второй половины XX века, так как любой художественный предмет несет в себе бесценную информацию о времени, исторических свершений, мыслях и чаяниях людей.

Хранитель фонда художественного текстиля, кандидат искусствоведения Г.Е.Прохоренко

 
   
©2008 Музей прикладного искусства
Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии
им. А. Л. Штиглица